Русское жизнечувствие сегодня: непутевые заметки - Русское жизнечувствие - Каталог статей - Приобщение к культуре

Воспитание души на традициях отечественной культуры

Меню сайта

Форма входа
Категории раздела
Скатерть-самобранка [46]
Русское жизнечувствие [12]
Поиск
Главная » Статьи » Русское жизнечувствие

Русское жизнечувствие сегодня: непутевые заметки

к.п.н. Н.В. Микляева, МГПУ

Ребенок, когда рождается, еще не осознает себя как личность.  Даже не просто как личность, а как отдельное от мамы существо.  Да и мамы он еще не осознает.  Для него ни она, ни он еще не существуют. Есть только отдельные ощущения, связанные с взаимодействием и напротив, самостоятельными действиями ребенка или матери в ситуации совместного бытия. Постепенно они складываются в образ «Пра-мы», который становится основой для осознания себя и другого человека. При этом мама выполняет волевую, а ребенок – остальные функции будущей личности: мотивационно-потребностную, аффективно-оценивающую и др. Самое главное – без мамы ребенок не может существовать как целостность. Без нее он  обездолен, лишен своей «доли» в бытии  и судьбы в мире.

«Мама важнее президента», - так формулируют свое ощущение значимости роли мамы в своей жизни школьники. И хотя с момента их рождения и первых шагов прошло достаточно времени, чтобы отделить себя от образа мамы и родителей, тем менее, это ощущение  доверия и безопасности, значимости остается практически на всю жизнь.

 Это ощущение лежит в основе самосознания многих людей – совершенно разных наций. И, тем не менее, они по-разному  переживают его на разных этапах своей жизни.  Так, не секрет, что в американской культуре оно связывается с осознанием нужды в дистанцировании от фигуры матери и отца, родительского влияния. Кстати, интересно, что исследования в области небезопасно-сопротивляющегося отношения некоторых детей  к матери как варианта аномального поведения в младенчестве впервые были проведены именно там. Тем не менее, в более старшем возрасте такое поведение признается вполне  нормальным. Родители, со своей стороны, считают такую независимость правильной: дети выросли и должны жить отдельно и самостоятельно.

У нас, в России, такое отношение, хотя и может декларироваться, но не признается правильным ни со стороны повзрослевших детей, ни со стороны постаревших родителей. У нас всегда –  «яблоко от яблони недалеко падает», «дети остаются детьми даже до старости», «уважающий отца и  мать  доживет до старости» и т.д.  Эти выражения во многом отражают ценностные  установки людей,  связанные с их принадлежностью к не только к традициям и культуре, но и религии – в первую очередь, христианству и мусульманству. Это ощущение кровного родства и связанного с ним единства лежит в основе ощущения совместного бытия – со-бытия.

На этом ощущении зиждется и русское жизнечувствие – как ощущение общности бытия тех народов, которые населяют Россию. Для нас ее земля – это общий дом, где все мы – братья и сестры одной матери.  Ее бытие – это наша жизнь: ее проблемы, беды и муки – наше со-бытие, ее победы и достижения – наши судьбы. Поэтому судьба России может быть понята только через судьбы ее людей. С другой стороны, их судьбы, несмотря ни на что – это судьба России.

В этом отношении очень важно понимать значение слова «судьба» -  «суд ба», «суд Бога». Это оценка веса, доли бытия каждого из нас в общей судьбе – времени и пространстве, в котором мы живем. Поэтому так мучительно интересно и страшно становится каждому из нас, когда мы читаем или слышим очередные «разоблачения», связанные с влиянием «незначительных людей» на исторические события в стране или «перевертышами» в интерпретации «незначительных явлений» и описанием их роли в судьбе народа.  В контексте русского жизнечувствия здесь не может быть незначительного – «так на роду было написано». С другой стороны, у нас есть устойчивое мнение, что каждый человек в этой общей «многородовой» и тесно переплетающейся истории («тесен мир» - так у нас говорят) сам по себе … незначителен. Мы ничего не можем изменить – и сделать тоже ничего не можем. Поэтому это и не нужно пытаться делать. Зачем? Если будет нужно, история сама войдет в твою жизнь и изменит ее. Мы же должны «отвечать перед Богом» своей судьбой, точнее, верой в свою судьбу, и оценкой своего отношения к жизни. Ориентацией на нравственные заповеди, на систему ценностей, которые обеспечивают устойчивость и значимость – для нас – нашего бытия в мире: ценностей общего переживания, познания и созидания. Как людей, живущих «соборно» в стране, в которой бытие одного неотделимо от бытия другого.  Поэтому мы охотно выслушиваем чужие проблемы и даем советы, «лезем не в свои дела» и «становимся затычками» не в своих проблемах. На уровне жизни отдельного человека это допустимо. Однако когда речь идет о влиянии отдельного человека на то, кто выходит за пределы пространства его бытия и жизни – например, на другой социальный и общественный уровень, вплоть до уровня государства - это снова кажется недопустимым. Нет у нас «воли» на то. Это функция «матери» -  той, которая оберегает и охраняет нас, создает ощущение безопасности и целостности личности, значительности. В качестве такой «воли» традиционно в России выступает власть – общественная или политическая.

Власть должна защищать нас и создавать ощущение порядка – доверия и уважения к ней. Поэтому у нас отношение к «начальникам» и руководителям очень часто совсем не деловое. У нас будет признан «хорошим» тот, кто будет выполнять функции отца или матери. Пусть он лучше будет строгим, но справедливым – прямо по «Домострою», чем безвольным и неуверенным в себе, хотя и добрым. У нас всегда авторитарный стиль ценился выше, чем либеральный. Поэтому рано или поздно, но на неуверенные действия руководителя появляются возгласы «из народа» о том, что «такая власть нам не нужна». Вместе с тем, такая уверенность, умение выполнять волевые функции делегированного народом общего «Пра-мы» присуща не многим современным политикам. Потому что здесь недостаточно хотеть власти и умения с нею управляться. Здесь должно быть признание Богоизбранности – умения брать на себя ответственность за судьбу вверенного тебе народа и его историю.

С этой точки зрения интересна статистика, которая свидетельствует о том, что самым популярным политиком в России с 1999 года является Владимир Путин, и что он на протяжении уже многих лет входит в десятку самых влиятельных людей в мире. Ощущение его «харизматичности» признают многие. Поэтому считают необходимым либо признать его право на власть, либо требовать «уйти». И то, и другое объяснимо. И каждый из нас по-своему относится к этому явлению. Однако вызывает тревогу другое.

В интернете, в СМИ в последнее время появляется много резких, критических замечаний в его адрес, которые можно расценивать уже не как отдельные настроения негативно настроенных против существующей власти людей, а как искусственно нагнетаемую волну. Волну против Путина как реального претендента на пост президента России. Мы привыкли воспринимать такие «волны»  как стратегические действия в пиар-войнах - и они не имеют достаточного влияния на наше жизнечувствие, ощущение значимости происходящих событий для своей жизни и судьбы России. Однако когда такие волны совпадают с периодами колебаний нашего отношения к жизни и изменениями в ощущении ее стабильности или нестабильности, безопасности или небезопасности, тогда мы склонны терять ощущение уверенности в себе и правильности своих действий (или бездействий) и намеченного пути. Как говорил М.Ю.Лермонтов, мы не знаем, чего хотим, но точно знаем, чего не хотим. Такая ориентировка на образ-цель как неправильную цель, которую следует избегать, как раз и не позволяет увидеть правильную цель. Мы становимся зависимыми… от действий, связанными с определением «неправильности» нашего жизненного пути. Раздражаемся, критикуем и осуждаем, злимся и стараемся делать наоборот, вплоть до того, что можем поступать «назло» (разве не с такой мотивацией в декабре 2011 года многие шли на выборы?). Однако хорошо, что пока не унываем (хотя такие настроения уже существуют в обществе). Потому что уныние лишит нас жизненных сил и заберет возможность изменить свою жизнь и судьбу России. Такие изменения возможны только тогда, когда мы будем осознавать себя единым целым – народом, имеющим свою судьбу и свой путь.

Между тем, именно этого ощущения, касающегося основ русского жизнечувствия, нас сегодня пытаются лишить. Ощущения необходимости единства и сохранения равновесия, устойчивости. Не важно, кто и почему этого добивается, специально или непреднамеренно. Важно другое: почему мы считаем нужным этому настроению, этой установке подчиняться? Все чаще ловим себя на ощущении, что вокруг – «все плохо»,  а будет – еще хуже». Что в настоящем «почва уходит из-под ног», потому что все, что делаешь, обессмысливается в следующую минуту или на следующий день: все, оказывается, было неправильным, а что было правильным – неизвестно.  «Реформы» касаются не только отдельных сфер и систем, но и отношений – ценностных установок. И они затягиваются, становятся хроническими. Конечно, жить в «эпоху перемен» сложно, но не потому, что все вокруг меняется к худшему. Потому что мы теряем ощущение стабильности, уверенности в себе и, как следствие, доверие к миру. Мы приходит к выводу, что все наши действия, мысли и чувства… никому не нужны. Мы попадаем в ситуацию «социально-исторического вывиха» из судьбы России. Оказываемся вне ее поля развития.

Тогда она перестает быть мамой и становится мачехой, чужой - «этой страной».  «В этой стране никогда не будет порядка», «в этой стране не ценят чужие таланты» и т.д. Таких высказываний каждый из нас встречал на своем жизненном пути немало. Мы осуждаем свою страну, как будто она – подсудимая в зале суда. Тогда она, как осужденная, берет на себя вину – и… становится для нас тюрьмой, из которой хочется бежать далеко-далеко. И бегут…

Что же происходит с теми, кто остается? Им  жизненно важно  найти «козла отпущения» и объявить на весь мир, что он виноват во всех бедах России. Тогда их судьба изменится – и они снова будут жить хорошо.  Когда – вспомните нашу историю – Россия умела жить хорошо – не одним днем или несколькими годами? Как только мы выходили на новый уровень развития, позволяющий начать «жить хорошо», то либо «получалось, как всегда»,  либо мы начинали жить «еще лучше» - в итоге кризис традиционного воспринимался русскими людьми как одно из времен года. Это тоже – одна из характеристик русского жизнечувствия.  Как пишет Е.А.Князев, цитируя Ф.Ницше, мы привыкли «жить опасно», балансируя на грани кризиса и мирного, спокойного пути развития. Чувство кризиса и опасности – часть нашего мироощущения.

Мы пытаемся делить мир на «своих» и «чужих» - тех, кто «за нас» или «против нас». Первым безоговорочно доверяем, вторым – ни за что не поверим, даже если они говорят правду. Такое эмоционально-экспрессивное отношение не делает нашу жизнь легче, но делает ее значимой для нас, создает впечатление насыщенности и… защищенности: мы находится в своей, понятной для нас системе координат. В этой системе координат страшнее всего – «быть с чужими» и «быть ненужным для своих». Поэтому невольно ранят предвыборные лозунги о том, с кем мы или против кого мы. Нас делят как поле, которое нужно скоро засевать. И мы соглашаемся с тем, что должны выбирать между партиями или лидерами, как будто этот выбор – выбор между своими и чужими. Выбор, который подчеркивает нашу нужность кому-то или ненужность. Причастность судьбе России или непричастность.

Между тем, мы – каждый из нас – отвечает только за свою жизнь и за свое отношение к ней, к событиям, которые в ней происходят – к событиям, неразрывно связанным с судьбой страны или, как нам кажется, не связанным с ней. Если мы не связаны, то и переживать за нее нечего. Только потом странно слышать о том, что у России нет прошлого и нет будущего: потому что в прошлом мы постоянно раскаиваемся и жалеем о нем, а в будущее не верим и боимся его как угрожающего нашему и так нестабильному благополучию. Если так, то у нас нет и настоящего: мы его не принимаем, не желаем принимать, потому что воспринимаем его как «ужасающую действительность».  В таком мрачном, точнее, помраченном, настроении духа очень хочется найти что-нибудь жизнеутверждающее.

В качестве такого начала выступают сегодня, согласно результатам опросов, ценности здорового образа жизни (при этом большинство считает себя больными или не вполне здоровыми) и материального благополучия – как суррогат счастья, иллюзия жизнеутверждения. Многие хотят на это место поставить семейный уют и любовь, но при этом признают свои семьи неустойчивыми, а отношения – несчастными. Таковы результаты опросов 18-летних и 30-летних граждан России. Особенно удивительно, за этот период любовь по шкале ценностей смещается со 2 на предпоследнее место.

Это отражается на системе ценностей и ценностных ориентаций детей. Наши дети на первое место среди ценностей – на вопрос о том, какими они хотят быть – отвечают, что хотят быть здоровыми (около 60%), красивыми или умными  (по 30%), чтобы потом…  хорошо зарабатывать. Остальные 10%  хотят быть… добрыми.

Не будем их порицать. Интересно другое: дети «хотят быть», а взрослые – «считают себя», «кажутся себе». У первых бытие и возможность его изменения стоят на первом плане, у вторых – бытие как явление признается недействительным, несуществующим. Несбывшимся. Вот на этой границе – границе взаимодействия между жизнечувствием детей и взрослых как жизнечувствия русских людей – нужно остановиться.  Как однажды заметил В.П.Зинченко: душа оформившаяся «приводит в движение» душу оформляющуюся через со-переживание и со-чувствие, со-бытие – это касается «творения истории», судьбы России на уровне передачи ценностей от одного поколения к другому. Точнее, словами И. Бродского, сбывшаяся душа приводит в движение душу оформляющуюся. Такая передача и ее влияние на судьбу России похожа на безумную компасную стрелку, о которой писал О. Мандельштам в "Разговоре о Данте”: "Дрожащая компасная стрелка не только потакает магнитной буре, но и сама ее делает”. Мы можем влиять на судьбу нашей страны через детей, которых воспитываем, и людей, в жизнь которых входим «чаяно или нечаянно» - своим отношением к тому, что происходит, к своему прошлому, настоящему и будущему – к судьбе России. Это отношение вменяется нам в ответственность – в ответ человека на свою «долю», свою судьбу. Поэтому давайте осторожнее и аккуратнее относится к ней.

Мы можем менять ее, если поймем, что нам нужно. Нам нужны мир в душе и единство между собой – в семье и на работе, в обществе и государстве? Давайте их сохранять. Нам нужны ценности, позволяющие обрести устойчивую систему координат и свое место в мире, понять свое предназначение и миссию как народа? Давайте их искать, если потеряли. Давайте их создавать, чтобы почувствовать свою значимость и роль в истории.

Никто не может заставить нас делать то, что мы не считаем нужным. Поэтому давайте перестанем делать НЕНУЖНОЕ: разрушать основы своего жизнечувствия и потом страдать от того, что сами себя сделали несчастными! Давайте поступать просто – просто жить и сопереживать, помогать друг другу – чтобы почувствовать себя более значимыми и любимыми, нужными и счастливыми, а не ждать, пока вместо нас это будут делать другие. Тогда мы, наконец, станем свободными – от сожаления о сделанном или несделанном – и будем радоваться настоящему. Так, в русском языке, как показателе русского жизнечувствия, есть выражение «опростать ведро» - оно означает «вылить воду», освободить его, сделать «простым». Такое умение – сделаться простым -  означает лишение всего, что было ненужного, чужого, не-своего. Умение обрести себя и понять себя. Это очень важно для будущего каждого из нас и возрождения России, позволяющего не только реализовать русское жизнечувствие, но и свой путь, свою судьбу среди других народов.

Давайте начнем это делать прямо сегодня. И тогда проблема выбора и выборов станет простой и ясной!

Категория: Русское жизнечувствие | Добавил: 461119 (12.05.2013)
Просмотров: 184 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Наш опрос
Друзья сайта
Познание основ
православной веры



Copyright MyCorp © 2016
Бесплатный конструктор сайтов - uCoz